Домой Интересно Князь Пожарский мог бы стать царем, если бы выбрал не эту стратегию

Князь Пожарский мог бы стать царем, если бы выбрал не эту стратегию

38

Князь Пожарский мог бы стать царем, если бы выбрал не эту стратегию

Нет в России такого человека, который бы не знал имя князя Дмитрия Пожарского – это национальный герой, и его заслуги перед Отчизной никогда не померкнут. Благодаря его умениям, влиянию и организационным способностям, ополчение под его командованием освободило Москву от польского нашествия в 1612 году. Именно ему и гражданину Минину возведен памятник. То, что поляков выкурили из столицы — далеко не единственная победа князя Пожарского, который в свое время мог бы стать царем на Москве. Почему же не стал?

Подноготная князя Пожарского была безупречна

Князь Пожарский мог бы стать царем, если бы выбрал не эту стратегию

Дмитрий Михайлович родился в славном знатном семействе из династии Рюриковичей. Его род пошел от князя Ивана Всеволодовича — младшего сына владимирского князя Всеволода III Большое Гнездо. Родился, образовывался и воспитывался сообразно возможностям семьи — от жизни брал лучшее, но и отдавал Родине немало.

В 1612 году после изгнания поляков встал вопрос об избрании царя на московский престол. Выборы созвали вожди Ополчения, и Земский собор провозгласил царём юного 16-летнего Михаила Романова, приходившегося дальним родственником угасшей династии по линии первой жены царя Ивана Грозного – Анастасии Романовой.

Удивительно, отчего за скобки вынесли самого дельного кандидата на престол — проверенного в боях и учениях князя Пожарского? Ведь Романовы ему даже в подметки не годились, учитывая родословную.

Во время Смуты русский престол решено было избрать настоящего Рюриковича – князя Василия Шуйского, но тот не справился с управлением. В России углублялся кризис, а тут еще и поляки — они, как всегда, били по самому больному месту и то, что удалось их изгнать буквально из Кремля — божье чудо.

Стратегия Пожарского — за выбор государя-иностранца

Князь Пожарский мог бы стать царем, если бы выбрал не эту стратегию

Год спустя после изгнания поляков из Москвы Земский собор оказался перед странным выбором:

  • приглашение государя со стороны, очередного «варяга на царство»;
  • выбор из местных кандидатов, почти все они — Рюриковичи.

Удивительно, но князь Пожарский выбрал странную стратегию — просить иноземца княжить в Москве, не отжимать престол под себя. Дипломатические связи со Швецией у полководца были еще со времен военной кампании против поляков. Но народ русский такое мнение Пожарского напугало, ведь круль Польский Сигизмунд Третий претендовал еще и на шведскую корону! А тамошнего короля Густава-Адольфа уже признали своим монархом жители Великого Новгорода.

Дилемма, казалось бы, была неразрешима. Да и оба потенциальных царя-иноземца были бездетны — ситуация явно нездоровая. Но даже при таком явном раскладе в свою пользу Дмитрий Михайлович не лез во власть, а предпочитал выступать дипломатом в различных прениях о будущем державы.

Смутное время как результат слома традиций Руси

Когда в 1613 году Земский собор избирал царя, установка была уже четкой — царя в иных землях не искать, использовать местные кадры. Но по какому критерию? Знатность, опыт, воинская доблесть или еще что?

Для начала сортировки выборная комиссия решила исключить вечных смутьянов и интриганов Рюриковичей: их расплодилось уж очень много, и от их династических распрей стонала вся земля Русская. Царь должен быть самодостаточной фигурой, а не игрушкой в руках бояр — князь Пожарский был бы идеален в этой роли, но он, увы, из Рюриковичей.

От Смутного времени народ устал, поэтому и решено было устранить от власти потомков славного Рюрика. Хотя бы на время, ведь стране нужно было просто вернуться к традиционному укладу, как было до Смуты. Исключительно важно, что именно князь Пожарский одним из первых подал пример такого повиновения законам и укладу родной земли.

За свои заслуги перед Отечеством Дмитрий Михайлович получил от нового царя сан боярина, но отнюдь не стал первым среди бояр, уступая в традиционной иерархии многим знатным кланам. Смирение, знание и воздержанность князя вошли в историю России, как и беззаветная храбрость освободителя Москвы от поляков.