Домой Интересно Подробности легочной чумы в Москве 1939 года

Подробности легочной чумы в Москве 1939 года

37

Подробности легочной чумы в Москве 1939 года

Нулевой пациент быстро нашелся, это был микробиолог Абрам Львович Берлин, который в ходе исследования легочной чумы на базе засекреченного института «Микроб» в Саратове создал живую вакцину. Он проверил ее на нужном количестве животных и привился сам. Плюс еще двое сотрудников выразили желание послужить науке.

Последующий карантин показал, что организм прекрасно принял вакцину, все трое здоровы. И Берлин, окрыленный успехом, начал работу непосредственно с чумными животными. То, что 36-летний ученый не заболел за срок обычного инкубационного периода, еще раз доказало надежность прививки.

Ученый едет в Москву с докладом, где уже давно Минздрав остро ставил вопрос о профилактике чумы (эта инфекция нет-нет, но давала о себе знать в разных уголках СССР). Абрам Львович поселился в Национале, где до доклада в Наркомздраве успел побриться в парикмахерской отеля и пообедать с коллегами. Вечером после блестящего доклада ученому сделалось дурно.

Как начиналась легочная чума в Москве 1939 года

Подробности легочной чумы в Москве 1939 года

Врач скорой поставил диагноз верно – пневмония, требующая лечения в больничной палате. Поскольку Берлин был из секретного НИИ, то детали о своих исследованиях он эскулапам не сообщил. Увезли пациента в Ново-Екатерининскую больницу, где простой дежурный врач Симон Горелик сразу же понял, что перед ним настоящая чума. Лёгочная.

Поскольку он единственный при осмотре контактировал с больным, врач тут же самоизолировался вместе с опасным пациентом, попутно сообщив НКВД о смертоносной инфекции и принятых мерах.

Москва: встреча с «императрицей смерти» прошла спокойно

Подробности легочной чумы в Москве 1939 года

Власти больницу закрыли на карантин, выявив всех, с кем контактировал микробиолог Берлин: от попутчиков в паровозе до сотрудников Наркомздрава. Невезучих контактеров разместили в специальном карантине на Соколиной горе, внимательно наблюдая картину болезни.

Через несколько дней оказалось, что действительно заразившихся было двое – врач, самоизолировавшийся с нулевым пациентом, и парикмахер, побривший микробиолога в Национале. Поговаривают, что для столь срочной изоляции всё замаскировали под обычный арест НКВД. Но это всего лишь досужие домыслы.

А для Берлина самое страшное было то, что он неверно сделал расчеты при создании вакцины. Подобную вакцину в 1910 году пытались опробовать в Санкт-Петербурге, но и тогда расчет не сработал.

Подробности легочной чумы в Москве 1939 года

Лёгочная чума в 1939 году не разнеслась никуда. Трое заболевших: Берлин, Горелик и брадобрей умерли и были кремированы. А спустя пару лет у Минздрава СССР уже был антибиотик: препарат значительно облегчил лечение многих болезней, ранее считавшихся смертельными. Работы над вакциной Абрама Берлина свернули за ненадобностью.

В столичной церкви при Донском монастыре, служившей в советское время крематорием, есть захоронение и памятная плита в честь погибшего за науку Абрама Берлина. Удивительно, но имя мудрого Симона Горелика — настоящего спасителя Москвы от чумы, никак не увековечена.

В 2020 году, на волне пандемии, писательница Людмила Улицкая отлудила новый бестселлер «Чума», забыв указать в числе соавторов дочь Якова Раппопорта. Это врач-патологоанатом, который провел вскрытие чумных трупов, оставив подробные мемуары. Наталья Яковлевна поразилась такой беспардонности и подала в суд, но дело об авторских правах может рассматриваться бесконечно, как показывает практика. А результат неочевиден — кому чума, кому мать родна.